Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:16 

Страна умирает

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Ну, и напоследок немного статистики.
Как я уже говорил, частота делириев показатель объективный, поддающийся учету и дающий повод судить об истинном положении дел с алкоголизмом.
Так, например, после горбачевской антиалкогольной кампании, несмотря на всю ее глупость, число алкогольных психозов уменьшилось в 4 раза. Потом, правда, обратно выросло так же быстро.
Но, в любом случае, пока жив был СССР, алкоголизм еще держался в рамках приличия, несмотря на то, что (а вернее потому что) это было объявлено проблемой всесоюзного значения.
Я смотрел статистику у нас по городу – до 92-го года было по 100, максимум 150 психозов в год.
В 92-93-х рвануло. Помните, наверно, что тогда происходило – радости свободного рынка, молодая российская демократия, спирт рояль, все дела.
С 93-го по 2000-й число психозов увеличивалось в 2-3 раза ежегодно. То есть росло по экспоненте.
Веселые были времена, да.
И за 10 неполных лет выросло более чем в 10 раз. Со 120-ти, примерно, в 91-ом. До 2000 сейчас. Причем пик роста – до конца 90-х.
Потом положение стабилизировалось, и последние лет 5 число психозов практически не растет.
Они молодеют, они тяжелеют, но в абсолютных единицах число их остается стабильным. Объясняется это тем, что на сегодня в нашем обществе число больных алкоголизмом уперлось в верхний биологический предел.

В популяции есть предельный процент людей, которые в принципе могут стать алкоголиками. Это около 15%. На сегодня все кто могут стать алкоголиками, – становятся алкоголиками, большее количество народу не может спиваться в силу биологических причин.
Есть и нижняя граница, 2-3%, и чего бы вы с обществом ни делали, как бы с пьянством ни боролись, все равно какой-то процент населения будет у вас спиваться.
Между этими 2% и 15% и находится разница между пьянством советских времен и пьянством нынешним.
Соответственно и число делириев уже не растет и расти не может, потому что некуда. Все выросло уже.
Так что хуже не будет.


Алкогольный делирий

Здоровье населения - очень хороший показатель, по которому можно и нужно оценивать исполнительность власти, ее настоящие приоритеты и озабоченность проблемами населения.

07:21 

Science, bitch!

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Юнионистский нарратив, нашедший переосмысление в южноамериканской институциональной структуре в качестве "анти" или "пост" либерального дискурса, способствует созданию консенсуса и формирует набор общих интересов, достижение которых будет эффективнее на региональной основе.


Нравится строчка из своего диплома.

09:17 

MTG

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Ми-ми-ми

22:54 

Всё так

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Вот вы знаете, я по аналогии вспоминаю такой эпизод: у Ивана Сергеевича Аксакова, сына Сергея Тимофеевича, есть такое замечание — я передам своими словами. «Когда приезжаю в провинцию, какой-нибудь уездный город России, то присматриваюсь к местной интеллигенции. И я точно знаю: если человек уважает, любит читает Белинского, то это наверняка честный, порядочный человек. И он против взяточников, против там всяких ублюдков и так далее».

Таким образом, увлечение Белинским стало для Аксакова показателем порядочности человека. И это притом, что взгляды у Аксакова и Белинского были разные. Один – западник, другой – славянофил...


Интервью отличного гоголеведа Юрия Манна.

05:35 

Приторный вкус войны

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Свои заметки психолога в концентрационном лагере Виктор Франкл заканчивает вопросом: «Так что же такое человек?» «Это существо, — отвечает он, — которое изобрело газовые камеры. Но это и существо, которое шло в эти камеры, гордо выпрямившись, с молитвой на устах».

Мы открываем книгу и видим на фотографиях, как происходит смерть детей в газовой камере, как сжигают их тела. Смельчаки из зондеркоманды делали фотографии, рискнув не просто жизнью — она недорого стоила, — но тем, что их подвергнут чудовищным, невообразимым пыткам. Украсть фотоаппарат, спрятаться, чтобы сделать снимок, и снова спрятаться, чтобы вынести аппарат наружу. Это и есть их завещание: живите, вы увидите это и — увидев и узнав — будете жить. Мы хотим — говорят нам они, — чтобы вы были.


Литература в Освенциме и после Освенцима

Вот что нужно читать на 9 мая.

09:00 

Власть факта

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Та самая ночь, переходящая в утро, когда сначала не можешь заснуть более часа, решаешь поиграться в рефлексию и интроспекцию, но быстро забываешься и уходишь в себя головой. Прокручиваешь в памяти обрывки давно минувших разговоров, поступков, событий, сравниваешь собственные переживания с переживаниями трех-, шестилетней давности, всматриваешься в пестрый калейдоскоп ценностей и ориентиров - и невольно отмечаешь, что сам факт существования блога, факт сохранности переписки в контакте, позволяет утверждать, что в мире навязанной социальными сетями публичности остается место - или хотя бы возможность доступа - к конкретным, в том числе и весьма интимным переживаниям и диалогам. Но если возможность фиксировать личные переживания для будущего к ним возвращения существует с момента изобретения подручных письменных средств (дневники и др.), то феномен запечатления непосредственно коммуникативного акта в обыденном порядке стал возможен только с появлением социальных сетей и переносу туда внушительной доли человеческого общения. Этот переход сам по себе предоставляет новое поле для размышлений.

В одной из серий House M.D. к гениальному врачу и основательному мизантропу приходит девушка, обладающая абсолютной памятью на все произошедшие в её жизни события. Её отношение к людям не менее цинично, чем у главного героя - это, по её мнению, рационально и обосновывается уникальной возможностью отстраниться от психологических барьеров и свойств ограниченной памяти (вроде тенденции со временем забывать неприятные факты) и без эмоций, практически механическим образом сравнить количество плохих и хороших по отношению к ней поступков, на основе чего выстраивая объективное отношение к людям. Но что такое социальные сети, если не огромный массив личной переписки и социально-значимых действий: перепостов, лайков к фотографиям, скидывания музыки на стену, ретвитов и т.д., которые, будучи сохраненными на серверах в интернете оказываются куда более доступными и точными инструментами воссоздания картины прошлого, чем собственная память? Как минимум это даёт нам основания задаться следующим вопросом: с учетом тенденции к увеличению времени, проводимого в социальных сетях, каким образом возможность апеллировать к конкретным фактам, словам и действиям будет влиять на наши поведенческие паттерны в области личных отношений? В сериале пациентка отказывается помириться со своей сестрой даже после того, как та пожертвовала для нее своей почкой: детские эмоциональные травмы и обиды переживались сильнее, чем спасение жизни, и этот пример в том числе показывает, что в межличностных отношениях не существует объективности. Но как в действительности изменится наше восприятие себя и других, когда на замену склонным к изменчивости воспоминаниям придут точные данные? В конце концов, возможность врать (или заблуждаться) является важным инструментом не только в отношениях, но и в когнитивных практиках, способности выстраивать персональную картину мира.

К последнему вспоминается небольшое, но эффектное размышление. На одном из выступлений с TED.com рассказывалось, что вопрос создания машины времени можно считать решенным, как минимум на половину. Мы подошли к возможности перемещаться в прошлое - используя сервера "больших данных" (Big data) и существующие возможности графической и смысловой реконструкции прошлого. Панорамный режим Google maps показывает, как и в какой момент времени выглядит определенная улица, но что мешает используя возможности оцифровки сохранившихся городских планов и карт местности, наряду с культурологическими исследованиями и сохранившимися артефактами воссоздать в электронной форме город столетней, трехсотлетней или пятисотлетней давности? Конечно любая реконструкция уступает реальности, но и сама реальность всегда не воспринимается нами как чистая объективность (здесь уместно вспомнить первые строки из шестого тезиса "О понятии истории" Беньямина: исторически артикулировать минувшее не значит познать его таким, «каким оно было на самом деле»). С другой стороны, современные практики использования больших данных демонстрируют гегелевский диалектический принцип перехода количества в качества, где за счет масштабности и синергии накопленной информации формируется сущностно новое знание (в нашем случае - возможность воспроизводства исторически достоверного прошлого).

16:03 

Russia is in the business of changing international borders by force

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
В попытке держать руку на пульсе подписался на твиттеры ярых сторонников имперской внешней политики: Холмогорова, Соловьева, аккаунт антимайдана.

Там всё: публикации непроверенной информации и моментальное тиражирование самых нелепых слухов, нарисованные на коленке плакаты и демотиваторы с вечным обещанием показать кузькину мать всем внешним врагам, от американских кукловодов до бесчинствующих бандеровцев-фашистов, перепалки и оскорбления с интернет-фланёрами, рискнувшими поспорить на территории заведомо более многочисленного противника, и, конечно же, сетования на бездействие Путина, не решающего защитить братский славянский народ от массового геноцида киевской хунты.

Здесь же — объявленная в результате откровенно неудачного твита травля Полины Немировской, вылившаяся в сотни матершинных оскорблений и угроз; сам твит без сомнения ужасен, но реакция на него в десять раз ужаснее: как можно говорить об оскорблении, если оскорбившийся позволяет себе озвучивать куда более жестокие и грязные вещи? У оппозиции нет никакого морального преимущества над сторонниками властей, но при всей возможной несоразмерности реакция на предложение "расстрелять всех либерастов" со стороны третьекурсницы журфака НИУ-ВШЭ Полины Реутовой вышла куда более спокойной.

Но еще интереснее в этом списке выглядит недовольство главой государства, который, с одной стороны, присоединил несправедливо отданный Украине Крым, а с другой остановился на середине и не собирается (по всей видимости) проводить воссоединение с территориями современной восточной Украины.

Любопытна здесь не только декларируемая логика значимости присоединения новых территорий для государственного могущества: даже принимая аргументы проповедников перехода от геополитики к геоэкономике и качественного перехода к новой системе международных отношений, сложно отказываться от территории и населения как одних из главных критериев экономической и политической силы. Не случайно сведения о территории и населении мы находим в первых строках большинства страновых энциклопедий.

Проблема в следующем: в мире тотальной глобализации медийного пространства, пережившем две мировых войны, десяток геноцидов и сотен локальных кровопролитных конфликтов, в мире постмодернистского отказа от мета-рассказов и идеологии (и в тоже время мимикрирующего под естественное право набора либеральных ценностей) увеличение способности осуществлять непосредственную политическую власть (в классическом смысле суверенитета - монополия на насилие, законотворчество и налогообложение) на всё большей территории путём её расширения чревата слишком большими издержками. С одной стороны нарушение сложившихся правил игры вызывает объяснимую реакцию политических элит не только стран-соседей и крупных акторов, но государств по всему миру, давая первым мощный стимул к пересмотру собственных стратегий безопасности и принятия стратегий партнерства со страной-агрессором. С другой стороны, непосредственно негативные моменты силового присоединения скурпулёзно и предельно эмоционально освещаются всеми международными СМИ, настраивая общественное мнение против и сводя на нет большинство достижений политики мягкой силы.

В чем состоит моя главная претензия к путинскому внешнеполитическому курсу? Не в закрытии военной базы во Вьетнаме и радара на Кубе - это, конечно, плохо, но объяснимо сокращениями бюджета на оборону в рамках внешнеполитической концепции начала 2000-ых годов. Настоящее предательство национальных интересов состоит в продолжающемся ухудшении отношений и неспособности увеличить распространение российской (русской) культуры в странах бывшего СССР. Напрочь разорванные отношения с Грузией, притеснения русских в Прибалтике, теперь еще и фактически свершившаяся потеря (как минимум в культурном плане) Украины - один за другим мы теряем влияние в важнейших странах-соседях, при этом ставка на Азию выглядит заведомо проигрышной ввиду куда более сильного и быстро развивающегося Китая. Стоит ли говорить, что отношения с самим Китаем многие эксперты описывают отнюдь не как с равным партнёром.

Искренне не понимаю, на какое успешное имперское будущее можно надеяться с таким руководством.

15:25 

Запах гражданской войны

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Тезисно — прежде всего для себя — о происходящих событиях на Украине.

— Вопрос выбора языка описания события по прежнему не менее важен, чем само событие: знакомая по грузинскому конфликту августа 2008 года диаметральность понятий принуждения к миру и восстановление конституционного порядка сменяется контртеррористической операцией и "массовой резней", а сами участники обозначаются средствами массовой информации не иначе как сепаратистами и террористами с одной стороны и ополченцами, участниками отрядов самообороны с другой.

Корректнее, как мне кажется, называть нынешних противников киевских властей именно сепаратистами, не включая в это слово заведомо негативных коннотаций, напротив, указывая на четкое заявление собственной позиции: стремление к независимости от людей, получивших власть в результате потери Януковичем президентского кресла. В России ополченцы исторически ассоциируются с сопротивлением иностранной интервенции, которая, по всей видимости, на Украине не наблюдается, по крайней мере пока. Сложно говорить и о "массовой резне", поскольку почти все жертвы украинского конфликта (в особенности сгоревшего Дома Профсоюзов, о котором ниже) погибли не в результате действий армейских подразделений, а в ходе столкновений друг с другом гражданского населения.

— Сбитые второго мая в Славянске два транспортно-боевых самолёта Ми-24 и один подбитый Ми-8 свидетельствуют о том, что у сепаратистов присутствует армейское вооружение (со складов вооруженных сил Украины или доставленное с российской стороны неизвестно, вероятнее всего первое), которое они умеют использовать, а значит, подготовлены профессионально: эффективное использование ПЗРК в боевых условиях требует прохождения специальной подготовки, остаточных знаний от службы в армии (пусть даже старой, советской), которых логично было бы ждать от гражданских людей, здесь явно недостаточно.

При этом нет заслуживающих доверия свидетельств о том, что вертолёты в ходе военной операции использовались для ракетного/пулеметного обстрела: по всей видимости, их главной задачей являлся перевоз грузов, и, возможно, разброс агитационных листовок.

— Основными действующими силами в ходе столкновений в Одессе стали группы гражданского населения: футбольные болельщики, и присоединившиеся к ним сторонники Майдана с одной стороны и сторонники отделения с другой. Обе стороны закидывали друг друга камнями и булыжниками, причем первых, судя по всему, было больше, и особенно это стало заметно к вечеру, вторые по свидетельству очевидцев были лучше вооружены и использовали травматическое/боевое оружие (сомневаюсь, что в массовом порядке). Сил правопорядка для разгона участвующих в беспорядках было недостаточно, и в какой-то момент они перестали контролировать ситуацию.

К концу дня противники украинских властей забаррикадировались в Доме Профсоюзов и были окружены: в ходе столкновения в здание был кинут коктейль Молотова, который и стал причиной возгорания. Очевидно, что подавляющее большинство людей не желало смерти засевшим в здании и после поджога помогало выпрыгивающим с верхних этажей получить медицинскую помощь; также очевидно, что люди, только что чуть не погибшие в огне, не испытывали никакой благодарности и продолжали сражаться, за что были биты превосходящими силами.

— Пропагандистская версия российских телеканалов звучит следующим образом: "активисты Правого Сектора подожгли Дом Профсоюзов" и "активисты избивали выпрыгивающих из здания людей". В действительности роль Правого Сектора в событиях в Одессе минимальная: максимум можно предположить участие в столкновениях отдельных членов движения, но в целом разношерстный состав участников и общий хаос свидетельствуют о непричастности националистов.

То, как подаются события в наших СМИ, даёт основания предполагать, что общественное мнение готовят к интервенции на Украину. Здесь будет важным фактором гражданство погибших в Одессе: если большинство окажутся россиянами, это даст прямые доказательства об иностранном (российском) вмешательстве украинской стороне, с другой стороны предоставляя российскому руководству очень сильный casus beli для интервенции — косвенным свидетельством тому может стать хэштег #ПутинДайПриказ, быстро вышедший в топ российского твиттера.

Информация по событиям:
Российский муниципальный депутат о событиях в Одессе:
https://m.facebook.com/maxim.motin/posts/704089852966704?stream_ref=18

Хороший и подробный репортаж со ссылками на видео:
http://www.echo.msk.ru/blog/golishev/1312552-echo/

Запись сторонников киевских властей:
https://m.facebook.com/poll.lenec/posts/655941377832016?fref=nf

Противников:
http://www.echo.msk.ru/blog/sofa_/1312398-echo/

СМИ о событиях:
http://www.svoboda.org/contentlive/liveblog/25370175.html#liveblog33254

05:08 

О прикладном характере политической аналитики

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Попался на глаза доклад с громким названием: «Тезисы о внешней политике России 2012-2018» под авторством коллектива Российского Совета по Международным Делам — не самой безызвестной некоммерческой организации, куда по статусу входят почти все мастодонты отечественной политической науки и политической практики: от заместителя министра обороны и чрезвычайного посла России в Китае до мгимошных тяжеловесов Игоря Иванова и Андрея Кортунова. В эту же прекрасную кампанию грешным делом вписался и мой научный руководитель, бодро, словно отличник-третьекурсник, раздавая комментарии по кризисным событиям в Венесуэле с соответствующим уровнем критического анализа.


Почему доклад привлёк мое внимание? Сейчас, два года спустя после публикации, когда первая четверть прогнозируемого периода почти осталась позади, интересно наблюдать за отдельными тезисами, в которых проявляются общие ориентиры и настроения внешнеполитического курса конца президентского срока Дмитрия Медведева (тезисы были опубликованы в июне 2012 года, когда президентом уже стал Путин, но сам доклад, по всей видимости, писался в период существования старой парадигмы, о чем свидетельствуют как стилистические, так и содержательные черты работы).

Сосредоточимся на первой главе, в общих чертах объясняющей необходимость самостоятельной внешней политики России и её основные характеристики. Первым же абзацем авторы утверждают: “Успешная внешняя политика может быть только активной, она должна предполагать интеграцию страны в глобализирующийся мир на максимально благоприятных условиях”(полужирный стиль здесь и далее — авторский). То, что два года назад выступало не иначе как в качестве трюизма, сегодня звучит почти дерзким вызовом: не так то просто говорить об интеграции в глобальную систему, когда одна из крупнейших движущих глобализации из уст первого лица государства и главного policy-maker'a называется разработкой спецслужб США.

Авторы продолжают: “Главная задача, стоящая перед Россией в первой половине XXI столетия, — ее глубокая и всесторонняя модернизация. [...]Внешняя политика в условиях глобализации должна предоставить России максимально широкий доступ к внешнему модернизационному ресурсу — инвестициям, технологиям, ноу-хау, лучшим практикам, рынкам”. Видимо, в 2012 году под этими словами еще не предполагалось, что глава крупнейшего интернет-проекта российской части интернета безвозвратно уезжает из России после потери собственного бизнеса и передачи его под контроль силовиков.

Не получается без грустной усмешки читать строки о выстраивании добрососедских отношений с другими странами: “Для получения полноценного доступа к экономическому и социальному модернизационному ресурсу требуется высокий уровень взаимопонимания, доверия и стабильности в отношениях с зарубежными партнерами.” Отказ от участия России в формате G8, многоуровневые санкции и откровенно антизападная риторика с центральных каналов с туманными угрозами ядерного уничтожения — для описания подобной ситуации можно подобрать много слов, но уверен, что слова стабильность среди них не будет присутствовать.

Отдельно хочется посочувствовать прогностическим способностям авторов следующих строчек, написанных задолго до февраля 2014: «За прошедшие двадцать лет российская внешняя политика не допустила обвала позиций страны в мире и отказалась от опасного искушения силой воссоединить бывшие республики СССР». Оцените и смелость следующего заявления: “Российская внешняя политика больше не определяется идеологией, центральное место в ней отводится национальным интересам, прежде всего вопросам экономического сотрудничества”.

Думаю, вы сами в состоянии оценить всю иронию ситуации, в которой оказались именитые профессора и сотрудники ведомственных учреждений, совершенно не почувствовавшие в не столь далеком сентябре 2011 ветер перемен.

20:12 

Фукуяма о будущем

My favorite leisure activity is intellectual harassment.

Основные направления левой политической мысли последних двух поколений были, честно говоря, провальными как концептуально, так и в качестве инструментов для мобилизации. Марксизм давно умер, а немногие оставшиеся его сторонники уже стоят на пороге домов престарелых. В академических левых кругах его заменили постмодернизмом, мультикультурализмом, феминизмом, критической теорией и другими разрозненными интеллектуальными течениями, которые скорее были сфокусированы на культуре, чем на экономике. Постмодернизм начинается с отрицания возможности какого-либо господствующего нарратива в истории или в обществе, что подрывает его собственный авторитет как рупора большинства, ощущающего предательство элит. Мультикультурализм обосновывает жертвенность практически любой группы чужаков. Невозможно создать массовое движение на базе такой разношерстной коалиции: большинство представителей рабочего класса и низших слоев среднего класса, принесенных в жертву системе, являются консерваторами в культурном плане и не захотят, чтобы их увидели в компании подобных союзников.

07:58 

Ух ты

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Я в интернете девятилетней давности: тыц

Сохранил на всякий случай в вебархиве клац

а тут мой первый клан-сайт в онлайн игре (вебархив)

17:33 

Обида

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Тетя была хмурая – не выспалась, что ли. И почему-то ей, тете, показалось, что это стоит перед ней тот самый парень, который вчера здесь, в магазине, устроил пьяный дебош. Она спросила строго, зло:

– Ну, как – ничего?

– Что «ничего»? – не понял Сашка.

– Помнишь вчерашнее-то?

Сашка удивленно смотрел на тетю…

– Чего глядишь? Глядит! Ничего не было, да? Глядит, как Исусик…

Почему-то Сашка особенно оскорбился за этого «Исусика». Черт возьми совсем, где-то ты, Александр Иванович, уважаемый человек, а тут… Но он даже не успел и подумать-то так – обида толкнулась в грудь, как кулаком дали.

– Слушайте, – сказал Сашка, чувствуя, как у него сводит челюсть от обиды. – Вы, наверно, сами с похмелья?.. Что вчера было?

Теперь обиделась тетя. Она засмеялась презрительно:

– Забыл?

– Что я забыл? Я вчера на работе был!


Сашку затрясло. Может, оттого он так остро почувствовал в то утро обиду, что последнее время наладился жить хорошо, мирно, забыл даже, когда и выпивал… И оттого еще, что держал в руке маленькую родную руку дочери… Это при дочери его так! Но он не знал, что делать. Тут бы пожать плечами, повернуться и уйти к черту. Тетя-то уж больно того – несгибаемая. Может, она и поняла, что обозналась, но не станет же она, в самом деле, извиняться перед кем попало. С какой стати?

– Где у вас директор? – самое сильное, что пришло Сашке на ум.

– На месте, – спокойно сказала тетя.

– Где на месте-то? Где его место?

– Где положено, там и место. Для чего тебе директор-то? «Где директор»! Только и делов директору – с вами разговаривать! – Тетя повысила голос, приглашая к скандалу других продавщиц и покупателей, которые постарше. – Директора ему подайте! Директор на работу пришел, а не с вами объясняться. Нет, видите ли, дайте ему директора!

– Что там, Роза? – спросили тетю другие продавщицы.

– Да вот директора стоит требует!.. Вынь да положь директора! Фон-барон. Пьянчуги.

Сашка пошел сам искать директора.

– Какая тетя… похая, – сказала Маша.

– Она не плохая, она… – Сашка не стал при ребенке говорить, какая тетя. Лицо его горело, точно ему ни за что ни про что – при всех! – надавали пощечин.

...

Василий Шукшин, Обида

00:47 

My favorite leisure activity is intellectual harassment.

03:55 

Игры как искусство

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
В очередном выпуске подкаста об игровой индустрии "Как делают игры" вышло интервью с Николаем Дыбовским - выпускником филфака и создателем одной из лучших российских компаний по разработке игр Ice Pick Lodge. В нем Дыбовский рассказывает, почему видеоигры не хуже литературы и кино препарируют действительность, как доносятся до игрока определенные смыслы и отчего не стоит считать видеоигры простым развлечением для убийства времени.

Интересно для прослушивания в том числе тем, кто не знаком с оригинальными играми студиями - а так же отличный повод с ними познакомиться.

Для примера - трейлер последней игры студии. Выключите свет, закройте все окна и погрузитесь в атмосферу настоящего хоррора:

05:27 

!!!!!!!!!!!!!адинадинадин

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Это лучшее видео из всех, что я когда-либо видел на Youtube


09:28 

-

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
В самый разгар Первой русской революции выпускник Тифлисской духовной семинарии и будущий Вождь народов Иосиф Сталин — уже тогда видный деятель грузинского подпольного движения и делегат от Тифлиса на IV съезде РСДРП — пишет серию статей под общим названием "Анархизм или социализм", публично отвечая на критику анархистов в местной большевистской газете. Не скупясь на отсылки к Марксу и Энгельсу, молодой Джугашвили объясняет суть диалектического метода, разбирает материалистическую теорию и обосновывает необходимость диктатуры пролетариата как средства построения бесклассового общества, где государство, выступающее в качестве инструмента эксплуатации и закрепления существующих капиталистических производственных отношений, будет устранено.

Данный случай выглядит интересным не только потому, что наглядно иллюстрирует разницу политических взглядов Джугашвили-революционера и Сталина-государственника: даже в стабильное время предпочтения и установки политиков могут меняться по несколько раз, достаточно вспомнить переходы Черчилля от консерваторов к либералам и возвращение к первым при изменившейся конъюнктуре. Если допустить, что эти статьи были написаны лично (а для подобного утверждения есть все основания: сомневаюсь,что за бедного двадцативосьмилетнего редактора региональной газеты статьи были написаны другим человеком), то Сталин предстает перед нами как политик, способный на приличном уровне рассуждать на конкретные философские проблемы: о соотношении бытия и сознания, общества и природы, индивида и общности. При этом в ленинском "Письме к съезду" его интеллектуальные способности, с одной стороны, никак не критикуются, но в качестве наиболее способных партийных мыслителей называются другие фамилии: Троцкий, Бухарин, Пятаков. Вкупе с простым, но понятным и непротиворечивым стилем вышеупомянутых статей, уместным будет говорить о Сталине (помимо прочего) как о человеке по меньшей мере неглупом и образованном, однако не являющимся выдающимся теоретиком и идеологом.

А что мы можем сказать о нынешнем архитекторе политической системы, гораздо более свободной и открытой по сравнению с советской,во всех отношениях тоталитарной? Сомневаюсь, что Путин, в очередной раз названный самым влиятельным человеком года, способен без спичрайтеров выдать осмысленный текст на любую философскую тему.

Разница, конечно, заключается не только в личных качествах отдельно взятого политического лидера. Посмотрим на сам характер общественной дискуссии: малочисленные, не пользующиеся большой популярностью марксисты и анархисты в условиях имперской цензуры и практически нулевых легальных возможностей политических партий (Государственная Дума I созыва не просуществовала и трех месяцев) ведут ожесточенные споры о социальной справедливости, общественном устройстве,ценностях, частной собственности, методах революционной борьбы. Напротив, как выглядит политический дискурс в современной России, если допустить, что таковой имеется: предельно широкая и непоследовательная позиция Единой России, важнейшим и чуть ли не единственным определяющим свойством которой выглядит ее субъектность власти, и партии-спойлеры, не обладающие политической программой вообще (формально они присутствуют, но никак не реализуются).

Другое дело, что в развитых демократических странах роль политических партии за последние лет пятьдесят свелась к вопросам политического администрирования и биополитики.

06:01 

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
В СССР частная жизнь высших руководителей приравнивалась к гостайне и соответственно охранялась. Неудивительно, что в разряд совсекретных попали и их зарплатные ведомости, и нормы по гособеспечению. Архивные документы, с которыми удалось ознакомиться обозревателю "Итогов", позволяют приподнять завесу над одной из тайн "кремлевской бухгалтерии". Итак, за какие суммы расписывались лидеры государства в ведомостях по зарплате?

Вождь мировой революции в декабре 1917 года утвердил себе месячный оклад в 500 рублей, что примерно соответствовало доходу квалифицированного пролетария в Петрограде и Москве. Опять же по предложению Ленина (этот его завет выполнялся вплоть до 1979 года) высокопоставленным партийцам строго-настрого было запрещено получать какие-либо сторонние доходы, включая гонорары. В результате и без того куцую зарплату первого лидера советского государства очень скоро съела инфляция. Об индексации же ни Ильич, ни его окружение не задумывались. При этом сам Ленин, как известно, руководствовавшийся принципом личной скромности, искренне считал, что утвержденного ему денежного довольствия главы Совнаркома хватало и на вполне безбедную (со скидкой на разруху) жизнь, и на бесконечное лечение с привлечением западных светил. Больше того, согласно воспоминаниям очевидцев, "самый человечный человек", узнавая подробности секретного обустройства своей личной жизни за казенный счет, регулярно устраивал подчиненным разносы. Касалось ли дело покупки книг в его личную библиотеку или оплаты труда уборщицы в кремлевской квартире, он немедленно требовал вычесть деньги из собственной зарплаты.

15:43 

Hearthstone

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Чумовая все-таки вещь:

22:09 

My favorite leisure activity is intellectual harassment.

03:31 

Беспечности прогнозиста

My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Давным давно, когда я был молод, красив и умен, солнце светило ярче, карманы еще не отягощались заработанными в азартных играх доходами, а в студенческом билете стояла всего одна печать, пролистывал как-то один небезызвестный мужской журнал с мужским же именем. Не то чтобы мне были интересны фотографии полуобнаженных красоток (признаюсь, они не интересны мне и сейчас, 4 года спустя), но юмор у печатающихся там людей был на впечатляющем уровне, да и в псевдообразовательных статьях иногда можно было почерпнуть что-нибудь стоящее. В тот раз просветительскую функцию выполняла статья про постмодернизм, которую, впрочем, сейчас я забыл чуть менее, чем полностью. Интересно другое - в маленькой сноске внизу страницы было три коротких заметки о книгах, которые советовались для дополнительного (если не сказать начального, учитывая общий формат журнала) чтения. Среди них была книга, которую я в последствии прочитал сам и дарил на дни рождения близким друзьям - "Черный Лебедь" американского философа ливанского происхождения Николаса Талеба.

Несколько вещей, запомнившихся больше других. Во-первых, в европейской интеллектуальной традиции доминировало восприятие возможности познания реальности. Разум по Платону если не всесилен, то по крайней мере вполне успешно может справляться с нахождением каузальных связей и выстраиванием на их основе более-менее адекватной картины будущего - иначе говоря, в отличии от животных мы делаем прогнозы и выбираем паттерны поведения в зависимости от этих прогнозов. Пройдя путеводной нитью сквозь схоластические диспуты Средневековья, традиция воплотилась в доминировании индуктивных умозаключений, выстраивающих картинку целого на основе единичных фактов. В массовом сознании это воплотилось в склонности переоценивать собственные возможности по предсказыванию будущего. Пример, вынесенный в заглавие книги: никто не сомневался, что черных лебедей не существует, до тех пор, пока открытие Австралии эмпирически не доказало обратное. Талеб утверждает, что мы излишни самоуверенны в установлении причинности между прошедшими событиями и грядущими, а в тех случаях, когда мы оказываемся не правы, мы пытаемся ретроспективно рационализировать наши допущения, вместо того, чтобы подвергнуть их критике.

Из этого имплицитно следует вторая идея - окружающий нас мир состоит из вероятностей, определяющих все происходящее вокруг. Финансовый кризис, высота встреченных вами на улице людей, результат броска монетки, итог футбольной встречи, дождь за окном, испорченный ужин, оценка на уроке - все это не подчиняется строгим законам прямого следствия. Рынок не просаживается после преодоления определенной цифры необеспеченных ценных бумаг или проштрафившихся должников, рост людей соответствует распределению кривой Гаусса (которая, впрочем, не является универсальным инструментом оценки вероятности), а решка никогда не будет выпадать ровно в 50% случаев.

С полным текстом книги можно легко ознакомиться в интернете (например, здесь), причиной же нахлынувших воспоминаний стала другая книга, первая за последние четыре года, сравнимая с Черным Лебедем по своему эффекту.



Не самую объемную работу литературоведа и университетского преподавателя Пеьра Байяра стоит включить в обязательную программу для чтения студентов второго курса - когда дискуссионные форматы типа публичных лекций и семинаров становятся привычными, а объем задаваемой литературы начинает казаться неподъемным. Байяр предлагает элегантное решение проблемы нехватки времени: чтение, по его словам, вовсе не является обязательным элементом участия в дискуссиях о книгах, более того, нередко прямое знакомство с книгой мешает достичь объективности.

На базовом уровне наши рассуждения о книгах выстраиваются по границе читал/не читал. Однако такой подход нам ни о чем не говорит, ведь можно прочитать книгу, но со временем забыть ее содержание, или напротив, ознакомиться с ней без непосредственного чтения, через рецензии, критику на различных телевизионных и радиопередачах или просмотр фильма, снятого по произведению.

Гораздо больше о книге может сказать место, которое она занимает в виртуальной библиотеке - культурном пространстве, которое складывается в обществе при обсуждении книг.Принадлежность к литературной традиции, социальное положение автора, успех или неуспех книг по схожей тематике -все это является неотъемлемой частью книги, которая напрямую не затрагивает ее содержание, но тем не менее может многое нам рассказать.Байяр приводит в пример Улисс Джойса - одно из самых выдающихся произведений английской литературы, о котором многие слышали, но почти никто полностью не читал.

Здесь же стоит отметить, что эта внешняя, не затрагивающая содержание часть книги наиболее объективна, поскольку при чтении мы воспринимаем произведение через призму культурного багажа, с которым мы ознакомились ранее - и в этом смысле одна и та же книга, прочитанная двумя людьми, будет создавать у них разные впечатления и разные смыслы.

I did it for lulz.

главная