Dra.go.on
My favorite leisure activity is intellectual harassment.
Хорошая заметка профессионального историка, в которой рассуждают на тему специального исторического знания: нужно ли заниматься исследованиями и издавать книги, которые прочтут от силы пару сотен человек, находящихся в теме? Сформулировал два возражения, которые мне представляются важными.

1. Производство узкоспециализированного исторического знания, которое может быть интересно двум сотням профессионалов, оказывает прямое воздействие на а) состояние научного знания в целом и б) популярные представления об описываемом феномене.

В первом случае историки, которые занимаются неким конкретным вопросом, предоставляют данные для ученых, проводящих исследования в смежных областях, будь это другие историки или специалисты иного гуманитарного направления. Скажем, автор заметки два года исследовал количество офицеров, участвующих в Первой мировой — этим знанием могут воспользоваться историки военного дела, социологи, изучающие структуру вооруженных сил, экономисты, соотносящие численность боевого состава с затратами ресурсов, лингвисты, изучающие распространенность фамилий в офицерской среде начала двадцатого века и т.д.

Во втором случае я имею ввиду историков, имеющих дело с популяризацией научного знания. Это могут быть составители школьных учебников или авторы более широкой литературы, т.е. люди, которые имеют дело с историческим знанием более общего порядка: скажем, пишущие не о конкретных офицерах, а о Первой мировой или даже об истории двадцатого века. В любом случае они будут основывать свои обобщения, обрабатывая данные специалистов в узких областях.

2. Автор указывает: "Забота о том, чтобы большинство «думало правильно» представляется вот как раз вовсе иррациональной". Мне кажется, что с этим утверждением очень сложно согласиться.

Одной из важнейших особенностей европейской культуры, направлявшей ее развитие и во многом предопределившей ее современное состояние (а русскую культуру я нахожу неотъемлемой частью европейской) является наследие Просвещения - эпохи, сформировавшей традицию рационализма, свободомыслия и прогресса. Именно Просвещению мы обязаны современному облику цивилизации: от главенствующей роли науки и системы массового образования до экономического роста и принципа разделения властей.

В свое время Просвещение предположило принципиально новый способ познания человека и действительности: тот, что ставит во главе собственный разум, а не религиозное откровение или чувственное ощущение. Новый подход предлагает принимать решения самостоятельно, а не доверяется авторитету вышестоящего или статусу священного. Формируется и принципиально новое отношение к знанию - эгалитарное, общедоступное: знание обладает ценностью само по себе и должно быть доступно широкому кругу лиц, а задачей человека образованного становится приобщение и популяризация.

Конечно, существует длительная традиция критического отношения к Просвещению: от сентиментализма Руссо и немецкого романтизма до Франкфуртской школы и постмодернистских игр. Достаточно ли этого для отрицания всех ее достижений?

Представим себе мир, где победила позиция автора и "думать правильно" не является чем-то важным, правильным и желаемым. Хотели бы мы жить в нем? Хотели бы мы жить в мире, где желание мыслить свободно рассматривалось как порочное? В мире, где большинство людей не обладают грамотностью, а технический прогресс считается чем-то ненужным и даже опасным? В мире, где ценность человеческой жизни ограничена желанием твоего господина?

Для меня ответ на эти вопросы может быть только один.